«…Еще смешнее, чем их лица…»

17.04.2015

«…Еще смешнее, чем их лица…»

 300335[1]«Люди, когда им весело, надевают на себя маски, еще смешнее, чем их лица, и называют все это «веселый маскарад», – говорил когда-то девочке Алисе ее друг Додо. Ну а о том, что наши лица смешны, лучше всего знают художники-карикатуристы. Вот так он прищурится, глянет на человека – и тот появляется на листе бумаги в своем истинном обличии – ведь часто истина заключается именно в смешном. И если, к примеру, ты человек добрый, но не очень красивый, на рисунке художника-карикатуриста твоя доброта будет виднее, чем, скажем, длинный нос или глаза навыкате.

Надо сказать, в советские времена, особенно в «оттепельные», искусству шаржа и карикатуры почему-то придавалось какое-то особенное значение. Книги со смешными портретами известных людей издавались регулярно, например, «В литературной галерее» (изд. «Советский писатель», 1956 г.), «Это я?..» (изд. Искусство», 1968 г.), «…О двух концах» (изд. «Молодая гвардия», 1969 г.) и т.д.

Интересный момент – юные читатели, начиная листать такие книжки с самого раннего возраста, получали начальные знания о советской литературе и советских писателях именно в форме эпиграмм и шаржей. Многие из этих писателей почти забыты, вряд ли кто-то вспомнит названия их произведений, но попадется на глаза, скажем, фамилия писателя В. Саянова, и тут же возникает в памяти его веселая характеристика: «Прочел читатель заново большой роман Золя, потом прочел Саянова – «Небо и земля». Да даже тем, кто славен и по сей день – даже им эпиграммы прошлого добавляют шарма и известности. О Евгении Евтушенко: «Стихами он и мертвого разбудит, но про себя шептать не перестал: Пускай нам общим памятником будет мой индивидуальный пьедестал!». На рисунке – Евтушенко, состоящий из задорного профиля и палок-палок – даже вместо «огуречика» – шустро взбегает на пьедестал памятника, чтоб, вероятно, там «утвердиться на века». Эпиграмма на Андрея Вознесенского: «Было б в творчестве поэта все понятно, если б сдвинуть аккуратно все обратно» – и рисунок, действительно, таков: части лица поэта, разделенные линиями, малость не совпадают друг с другом.

Конечно, искусство шаржа, как и все на свете, так или иначе меняется, эволюционирует. Стиль карикатуры 50-60-х годов ХХ века слабо совпадает с современными художественными тенденциями, и многое здесь подпортили интернет-технологии. Если сравнивать шаржи прошлого и настоящего, бросается в глаза то, что сейчас простое искажение лица в фотошопе очень часто ошибочно принимается за вершины мастерства карикатуриста. Недаром на одном из «обучающих» сайтов написано, что дружеские шаржи может создавать даже тот, кто рисовать вообще не умеет. Это грустно. Изуродовать физиономию в смешную или безобразную сторону – отнюдь не искусство шаржа, ведь оно выявляет в человеческом лице то главное, что, возможно, уходит от внимания при личном общении с человеком, при взгляде на его фото или даже на художественный портрет. Как говорил в своей книге «О людях, которых я рисовал» (изд. «Советская Россия», 1966 г.) один из самых знаменитых художников-карикатуристов советских времен Иосиф Игин: «…Меня увлекла работа над поисками характера, именно того характера, который делает шарж более похожим на оригинал, чем просто портрет».

книги о цирке

Галина Туз, литератор

Смотрите также:
Рекомендуем ознакомиться